НЕМЕЦКИЕ КОРНИ РАКЕТЫ “СОЮЗ”

 

                                         Судьба немецких ракетчиков в СССР и США

souz-y 

В 1946 году вышло постановление ЦК КПСС и правительства по вопросам создания ракетной промышленности, государственного полигона для запуска ракет и специальных войск. Этим постановлением предусматривалось освоение немецкой техники, восстановление лабораторного оборудования, испытательных стендов, создание сборочного производства, а также подготовка кадров. Советские специалисты к тому времени собрали десятки ракетных двигателей, различное наземное оборудование, установщики ракет, цистерны с горючим и многое другое. Кроме того, на фирме «Карл Цейс» по заказу советских специалистов воспроизвели гироскопы разработки фирмы «Сименс» для системы управления ракетой. Все это было отправлено на опытный завод, расположенный рядом с подмосковной станцией «Подлипки».

korolev

 

В 1946 году более 200 немецких специалистов (некоторых с семьями) привезли в Советский Союз. На первое время их разместили в пустовавших санаториях и домах отдыха в окрестностях станции Подлипки. Весной 1947 года на озере Селигер на острове Городомля в помещениях бывшего дома отдыха организовали филиал головного института, куда переместили немецких ракетчиков. Им были созданы бытовые условия даже лучше тех, в которых находились советские специалисты, и уж, конечно, никак не могли они сравниваться с положением настоящих военнопленных. И немецкие специалисты готовы были добросовестно работать, однако, по мнению ответственных представителей органов режима, совместная работа советских специалистов с немцами, которых они считали непременно фашистами, была совершенно недопустима. Кроме того, в стране начиналась борьба с «иностранщиной», космополитизмом, низкопоклонством перед Западом, на фоне которой подобные представления воспринимались вполне естественно.

 

Работавшим на Городомле немецким специалистам поручили также сконструировать более мощную и совершенную ракету, чем Фау-2. В июне 1947 года у директора НИИ-88 состоялось совещание по перспективам городомленского филиала, на котором было принято решение о разработке такой ракеты. Проекту присвоили индекс «Г-1». Руководителем проекта и главным конструктором новой ракеты назначили Гельмута Греттрупа. Созданный для этого отдел формально получил те же права, какими пользовались все другие научно-исследовательские отделы НИИ-88. Советские сотрудники должны были помогать филиалу. Следующей разработкой немецких специалистов стал проект Г-2 – мощная ракета, способная доставлять боеголовку весом в тонну на расстояние свыше 2500 км. В поисках оптимального технического решения группа Греттрупа рассмотрела около десятка вариантов компоновки ракеты. При этом был выдвинут целый каскад новых идей – продольное и поперечное деление ракеты на ступени, поворотные двигатели, сброс части двигателей в процессе разгона. В итоге конструкторы остановились на ракете конической формы. Государственная комиссия рассмотрела два проекта – Г-2 и конкурирующий проект Королева Р-2. Немецкий проект был признан лучшим, однако из-за технологических сложностей в итоге предпочтение было отдано королевскому проекту Р-2, который представлял из себя некоторую модификацию все той же Фау-2. Впоследствии немецким специалистам поручили разработку еще более мощной ракеты – опять-таки параллельно с аналогичным советским проектом. Этот проект носил название “Г-4” и состоял в разработке ракеты-носителя с дальностью 3000 км и боевой нагрузкой в 3 тонны. Работа над проектом началась 4 апреля 1949 года. Целью разработки было создание ракеты, способной доставить атомную бомбу весом в 3 тонны в любую точку Западной Европы.

 

1 октября 1949 года Научно-технический совет НИИ-88, в том числе Гонор, Победоносцев и Королев, посетили Городомлю. Немцы доложили о результатах советским коллегам, которые увезли с собой их материалы. В ноябре того же года немецких конструкторов попросили внести в проект ряд изменений, которые были выполнены к февралю 1950 года. Тем временем 7 декабря 1949 года в НИИ-88 рассмотрели два проекта – Г-4 и Р-3 конструкции Королева – и немецкий проект был признан лучшим из двух. Однако проект Г-4 также не был реализован. По некоторым данным, последней разработкой группы Греттрупа стал проект “Г-5” – еще более мощная ракета. Для повышения ее грузоподъемности немецкие конструкторы расположили вокруг центрального блока четыре боковых, в качестве которых они предложили несколько измененную ракету, разработанную в проекте “Г-4”. Этот проект не был доведен ими до завершения.

 
gelmut

Немцы, работавшие в филиалах ряда режимных институтов, не получали никакой информации о работах своих советских коллег. В то же время советские специалисты имели полную информацию о работе немцев, и могли использовать ее в своих разработках. Постепенно работы в «немецких» филиалах сворачивались, так как их продолжение в условиях полной изоляции становилось невозможным. Немецким специалистам не доверяли. Их использовали для проработки важнейших ракетных технологий, используя потом их идеи в других “чисто советских” проектах. Во многих случаях с немецких чертежей просто убирали штампы, заменяя их своими. Допустить немцев к кооперации в ракетной отрасли считалось равнозначным разглашению государственной тайны. Поскольку ситуация не улучшалась, пребывание немецких специалистов в СССР стало бессмысленным. К этому времени в верхах уже созрело решение об отказе от немецкого коллектива. В результате филиал №1 в октябре 1950 г. прекратил свою деятельность. Советское правительство приняло решение об отправке немецких специалистов в ГДР. Она проходила в несколько этапов. В декабре 1951 г. была отправлена первая очередь, в июне 1952 г. вторая и в ноябре 1953 г. последняя. Греттруп с семьей покинул остров с последним эшелоном. Вскоре он перебрался из Восточной Германии в Западную.

 braun

Совершенно по-другому сложилась судьба немецких ракетчиков в США. Уже в 1945 году в созданном в Хантсвилле ракетном комплексе трудились 127 немецких специалистов. С каждым годом их численность увеличивалась, в том числе, и за счет специалистов, которых приглашали уже из Западной Германии по контракту. Практически все должности начальников отделов занимали немецкие специалисты. Под руководством фон Брауна была создана первая боевая американская ракета «Редстоун». С помощью ее модификации «Юпитер-С» был выведен первый американский ИСЗ. Немцы сохранили приверженность к жидкому кислороду в качестве окислителя, а этиловый спирт, который использовался в Германии из-за дефицита природных углеводородов, заменили керосином. Вскоре Браун предложил новую пару компонентов — кислород и водород. Советские же ракетчики долгое время опасались работать с водородом. Примерно в то же время, когда в СССР решили «избавиться» от немецких ракетчиков, в США им предоставили гражданство. Вернера фон Брауна не побоялись назначить директором ракетного комплекса в Хантсвилле, возложив на него ответственность за разработку тяжелых ракет. Позднее ему доверили руководство национальной космической программой, назначив заместителем директора НАСА и начальником космодрома на мысе Канаверал. Большой заслугой Брауна стало то, что ему удалось убедить американское руководство в необходимости приступить к созданию гораздо более мощной ракеты, чем та, которая вывела первый советский ИСЗ (легендарной «семерки). И такая ракета — «Сатурн-5» — под его руководством была создана. С ее помощью и опять же под руководством фон Брауна в период с 1969 по 1972 годы были осуществлены шесть лунных экспедиций. Таким образом, в Америке в полной мере использовали творческий потенциал немецких специалистов во главе с Вернером фон Брауном, и это обстоятельство, безусловно, сказалось на результатах ракетно-космической гонки двух сверхдержав.

g-5